Рецензия произведения Николая Сорокина «Вдовья подушка»

(22 апреля 2020) С произведением «Вдовья подушка» познакомился и поделился своим мнением о книге заместитель председателя Ассамблеи народов Татарстана, директор Дома Дружбы Ирек Шарипов.

К-67_Сорокин3[12779]

ПОДУШКА ВДОВЬЯ, СОЛЁНАЯ

О войне написано немало книг. А с протестом против развязывания войн поменьше. Самая значительная среди них «Тихий Дон» великого Михаила Шолохова. Удалой казак Григорий Мелехов, провоевавший честно и за белых, и за красных, измождённый вконец, понял что страшнее зла, чем война, нет на свете. И возмущённо выбрасывает в реку ружьё, наган, патроны. Не намерен больше воевать!

Герои нового романа «Вдовья подушка» казанского писателя Николая Сорокина хрупкие женщины пошли дальше. Вдовы объявили войну — войне.

Сюжет произведения прост. В приволжском селе Вешние Вётлы, где вековые вётлы на берегу речки Кучасси «по весне стоят по колено в воде», живёт чудесная девушка Веселина. Она влюбляется и выходит замуж за кузнеца Ванюша. Её как лучшую доярку колхоз направляет в область учиться на ветеринара. В институте она услышала про надвигающуюся войну. Мужа призывают на службу. Пока это лишь манёвры.

- Не волнуйся, Веся, зазря. Командиры заверили, если и вспыхнет война, будем воевать на чужой земле, — успокаивает Ванюш.
- А зачем нам чужая земля? — удивляется Веселина.

Грянула война. В первый же день из села забрали двести мужиков. Женщины, заменив мужчин, сами пашут и сеют. А вскоре становится ещё страшнее: почтальонка почти каждый день приносит чёрные вести — похоронки на мужей. Село стало вдовьим.

Ванюшу повезло, его единственного в колхозе кузнеца освободили по броне от призыва. Но прибывший из области уполномоченный, домогаясь до Веселины, отправляет соперника на фронт. Но есть ещё в России настоящие женщины, подобные жёнам декабристов, которые бросив роскошную жизнь, малых детей, отправились вслед за мужьями на каторгу. Веселина, узнав, что Ванюша держат в марийских лесах, взяв зелёную бумажку — спасительницу «броню» — бросается на спасение мужа. Не боясь ни своры волков, зная, что они загрызли двоих путников, (в войну даже звери стали голодные), сквозь пургу, метели, в сорокапятиградусный мороз пробирается она пешком, ночуя то на ферме, то в стоге сена. Пешком, в полном одиночестве преодолевает полтораста вёрст.

Наконец доярка добирается до военного лагеря Суслонгер, спрятанного в дремучей марийской тайге. Но увы! опоздала. Мужа отправили на фронт. Не помогла бумажка-спасительница. Горю нет предела. Вдобавок потеряла котомку с сухарями, пирогами. Несмотря на режущие плечи верёвки трое суток несла она гостинцы дорогому мужу. Ночью мешочек украли на станции.

Автор, родившийся в начале войны и выросший в деревне, с точностью очевидца описывает голод, лишения селян. Изнурительный труд с утра до вечера на колхозных полях дополнился голодом. Колхозники, сами выращивая хлеб, не получают ни зёрнышка. Председатель колхоза Подоприхин «ухитрился скрыть часть урожая, чтобы раздать по килограмму ржи осиротевшим вдовам». Но начальство выведало и «вывезло зерно под чистую». Сыновья Веселины, как и другие селяне, принялись заготавливать крапиву, лебеду, другую траву на еду. Выручает корова. «Нет ни крошки хлеба, зато в похлёбку — травяной отвар, иль лепёшку из лебеды — можно добавлять молоко — «белить еду». Потому солдатка мечтает о памятнике корове — спасительнице россиян.

Слаженная сельская идиллия, описанная в начале книги, заменяется трагедией. Веселина видела как соседский пёс Шарик, «добросовестно встречал стадо», «пригоняя гусей с речки, в роли важного пастуха вышагивал сзади». Вдруг не стало Шарика. Съели. Хозяина, тяжело раненого лейтенанта, защитника Москвы, военные врачи привезли домой умирать. Но в семье, узнав, что обречённого от нещадного туберкулёза может спасти собачье сало, в отчаянии… зарезали верного друга. Спасли единственного фронтовика, еле живым вернувшегося с поля битвы…

Беда вскоре проникла и в дом Веселины: получила «мертвецкую бумажку» на мужа. Бездонное горе, мучения вдовы. Ночами она не спит, в забытье ищет мужа. Символом её жизни превратилась вдовья подушка, пропитанная слезами — свидетельница стойкого одиночества, нечеловеческих страданий.

С каждым годом тяжелее вдовья судьба. После изнурительного ручного труда власть ночами вызывает колхозниц в сельсовет, требует вносить налоги, платить «заём на укрепление Красной Армии». «А что, наша армия не крепкая?», — недоумевает солдатка. И эти лишения пока безропотно выдерживают вдовы.

Но уже в конце Отечественной войны чаша терпения всё же лопнула — разразился бабий бунт. Женщины перенесли на своих плечах все тяготы военного времени, голод детей, пережили гибель своих мужей, но когда стали забирать в армию сыновей, они взбунтовались. «Не дадим детей на убой! Человек рождается для жизни, а не для войны! Мы, бабы, слабые, но мы можем показать и свою силу. А наша сила в том, что мы даём жизнь!» Кипение страстей вышло через край, договорились до того, что заявили: «Не будем больше рожать!».

Что же случилось с самым терпеливым в мире российским народом, прежде всего с его основой — женщинами, возникает закономерный вопрос. Сколько веков существует человечество, столько возгораются войны. Местные, гражданские, междоусобные, религиозные, мировые. Массовая резня вошла в моду, стала как бы непреложным законом общества. Со своим циклом: война — передышка — восстановление — снова война. В древности народ был тёмный, безграмотный. А теперь чуть ли не все с высшим образованием, но всё равно лезут друг на друга. Убивают, разоряют. «Дак, когда всё это закончится наконец!» — возмущены вдовы.

Про войну мы слагаем красивые песни, воспеваем мужество в кинофильмах, спектаклях, произведениях живописи. Посмотришь — аж хочется повоевать немножко. Только не в грязи, не в крови и мучениях. Но без этого не бывает. Гибнут и хорошие люди, и плохие. Даже будничная драка может завершиться кровопусканием.
Словом, война — это безумие. Кто же остановит эту вековую бойню. Мужчины не могут — они по природе драчливые. Им если не войну, так дуэль, либо киллера подавай. Власти тоже не могут остановить, или не хотят, иногда они сами охотно влезают в военную стихию, чтобы разрулить внутренние конфликты, кризисы, как-то выйти из капкана собственных ошибок.

Дак, кто же? Женщины! Вот кто может остановить братоубийство. Окончательно и навсегда. Таково открытие автора романа. «Я не мог не написать об этом», — осознается он.

Вдовий бунт в селе возглавила Веселина Кузнецова — мать троих детей. Это нежное существо, безмерно любящее мужа, своих детей, восстаёт против войн, против преступных вождей, вроде Гитлера, бросающих миллионы людей «в костёр войны, как поленья». Злоба женская, ярость нарастает до крайнего безумия — до прекращения рода человечества.

Поступок, который совершила Веселина Кузнецова — вот та высшая материнская правда, которую она безоглядно, пусть в начале конспиративно, стремилась донести до власть предержащих. Боялась ли она этого? Да. Боялась. Но не просто смерти, а непонимания потомков во имя чего этот её, казалось бы безумный вызов. Её судят. Навязывают ей участие в преступной организации, якобы возглавляемой председателем колхоза Подоприхиным — оклеветали бывшего храброго кавалериста Первой Конной армии Будённого .

Так простая крестьянка становится народным лидером. Она, сама того не подозревая, повторяет подвиг Орлеанской девы Жанны д,Арк. Яркий эпизод последней ночи в камере. Завтра ей вынесут приговор. Быстрее всего — расстрел. Сыновья, малолетняя дочурка Лилия могут остаться круглыми сиротами. Но Веселину волнует другое — права ли она была, выступив так радикально, против вековых правил, устоев общества, против войн, в защиту народа. Как оценят её поступок следующие поколения. Тень покойного мужа Ванюша уговаривает Веселину: «покайся, и тебя помилуют». Но она не соглашается. Её приговаривают к 25 годам лишения свободы.

Правда о том незабываемом по жестокости военном времени священна и символична. И сохранить её в неприкосновенности и чистоте призывает своей книгой Николай Сорокин. Писатель видит неоплатный долг и обязанность современников перед фронтовым поколением.

Кроме политической линии в романе ярко, образно описаны народные обряды, древние традиции. Игрище молодёжи — «самое любимое, памятное место под белой берёзой». Умыкание невесты — «современный отросток от древних корней грубого воровства невест». Необычное крещение ребёнка в условиях войны. Памятные проводы на фронт: родня берёт призывника за руки и выводит из отчего дома спиной вперёд, чтобы он запомнил лица родных и знал обратную дорогу даже если его убьют. На околице села растёт могучий дуб Ветродуй. Вокруг него селяне проводят жертвоприношение, молятся, просят избавить от недугов, несчастий. Уходя на войну, рекрутники трижды обходят вокруг, берут с собой желуди, надеясь, что их спасёт святое дерево.

Раз пошла речь о подушке, автор знакомит нас с её родословной. Как свидетельствуют летописцы, об удобствах сна додумались китайцы, под голову они подкладывали полированные камни. Но какой отдых на булыжнике, египетские фараоны заменили их на расписные деревянные доски. Всё ж помягче. Сколько бы мучились земляне на жёсткой постели, если бы не мудрые греки. Дети Эллады изобрели мягкие подстилки, наполненные сухой травой, шерстью и, наконец, птичьими перьями. А древние римляне, глядя на соседей, снаряжают на охоту целые полки солдат — на дичь, добывать пух на подушки. Мир только вздохнул облегчённо, получив все удобства и комфорт, но тут, о чудо людских нравов! безобидная домашняя утварь превратилась… в оружие. Первым подал пример римский император Цезарь. Своего предшественника Тиберия будущий владыка сначала отравил, потом задушил подушкой. Ни дыма тебе, ни звука. «Вскоре экологическое оружие в мире вошло в серию», — иронизирует автор.

В последние годы я с особым интересом слежу за творчеством нашего известного земляка, маститого журналиста и беспокойного общественника Николая Сорокина. Интерес этот связан не только с тем, что в своих книгах автор обращается к актуальным вопросам современности: осмыслению истории нашей Родины на протяжении ХХ и ХХ1 веков. Творчество таких писателей, как Н.Сорокин — бессребреников и патриотов Родины и своего народа, их работы подкупают своей суровой документальностью и правдивостью первоисточника. Герои ТАССовского летописца не плод фантазии академического писателя, а реальные современники востроглазого публициста. В его произведениях с реальной точностью описывается жизнь сельского труженика — большинства жителей нашей страны, которых в те годы было более 70 процентов населения. Это своеобразный портрет страны: победителя, её самопожертвенного народа. Именно в героях книг Сорокина я наглядно увидел своих предков, их образ жизни: погибших в гражданскую и Великую Отечественную войну, несправедливо репрессированных и поднимавших страну в самые тяжелые годы. «Вдовья подушка» пронизана любовью к родному краю, к своему народу. Герои книги любят своё Отечество не потому , что у нас есть славные победы — а куда деть непростительные ошибки и горькие поражения. Они любят Родину потому, что она своя, от корня мой род, от слова мои родители.

Ирек ШАРИПОВ,
Заместитель председателя Ассамблеи народов Татарстана, директор Дома Дружбы народов РТ.

 

Добавить комментарий

Комментарии

  1. admin:

    Спасибо Вам за прекрасную работу!

  2. Сорокин Николай Михайлович:

    Первое глубокое исследование новинки. Дана высока и объективная оценка роману, который за три месяца претерпел три издания в г. Чебоксары общим тиражом в 3,5 тысячи экземпляров. Знаменательно, что произведение, посвященное истории и культуре чувашского села в годы Великой Отечественной войны, высоко оценено татарским критиком. Огромное спасибо, Ирек Ильдусович, за ваш благородный труд.
    Николай СОРОКИН, Заслуженный работник культуры Татарстана, России.

bn-of-rt bn-uslugi bn-ufms bn-anrussia bn-prch