В Доме Дружбы состоялась презентация книги «Городище»

(6 октября 2020) Председатель Союза чувашский писателей Татарстана, Заслуженный работник культуры России и Татарстана Николай Сорокин подготовил рецензию книги.

В издательстве вышло документальное произведение «Городище». Это необычная книга, событие. Знаменитое трио — чуваши А.Шихранов, Н.Угаслов и татарин И.Гафаров, сообща создали произведение о селе Городище, а на основе его биографии представили историю целого края. Начиная с 18 века, а по археологическим раскопкам, с эпохи Ивана Грозного, с 15 века предстает перед нами цельная картина, как обживалось Заволжье Татарстана.

IMG_4835

Показана жизнь чувашского народа, его экономика, от земледелия до звероловства, самобытная культура, вера, религиозные поиски — от язычества до православия. Очень интересны описания обычаев, обрядов, традиций народа, в том числе происхождение фамилий и кличек чуваш, названий сёл, рек.     Обстоятельно, на документальных фактах освещены эпохи истории от царизма, революции, коллективизации, Отечественной войны и до современности. Особо ценно, что расписан подвиг каждого участника войны, погибшего или вернувшегося с фронта живым. Найдены ранее не известные имена, без вести пропавших земляков. За что читатели будут благодарны. Словом, это энциклопедия. Не только одного села, а района, края, чувашского народа. Это образец братства народов Татарстана.

Городище, или Хула Сьырми — самое большое в округе село. Из этого села вышли такие известные личности, как Заслуженный строитель Чувашии Николай Угаслов, полностью перестроивший город Чебоксары, Ирина Трифонова, энергичный главный редактор газеты «Сувар», ветвистый род Шихрановых. Дрожжановский район прославили 14 героев войны и труда, писатели Ефремов, Тал-Мрза (Зайцев), Чебанов, ряд деятелей культуры.

К сожалению, документальная повесть не лишена и недостатков. Прежде чем их назвать, остановлюсь на принципах. Я вступил в партию на афганской границе, студентом Казанского университета был избран зампарторга отделения журналистики, в редакции «Советская Татария» — парторгом. То есть, был преданным коммунистом, потому будучи собкором ТАСС по Татарстану, мне было очень тяжело, даже больно перестраиваться после переворота 1991 года. Надо было вникать и описывать безработицу, забастовки, мафиози, о котором раньше мы слышали только от зарубежных собкоров. Это был первый этап корректировки идеалов. Затем, начав работу над романом «Вечная Волга», сидя во вновь открытых архивах, в беседах с учеными, ветеранами, участниками событий, я узнал такие ужасные акты не только ошибок, но и кровавых преступлений КПСС против своего народа. Во мне, журналисте высшей категории, казалось бы, знающем немало и истории, и экономики, всё в сознании перевернулось. В результате мой роман получился антисоветским.

Потому у меня нет претензий к авторам. Если есть недочёты, это не их вина, а беда. Мы ведь жили при «любимом» Сталине, росли под железным занавесом лжи и умалчивания, в атмосфере страха и всеобщего стукачества. Многое скрывалось от народа. С учёных, в том числе и от авторов книги, требовалось: без дюжины цитат вождей работа не признаётся научной. С нас, журналистов, требовались только розовые очки и краски. Иначе цензура секла не только материал, но и голову.

 К сожалению, в некоторых местах произведение подвержено незначительной советской лакировке действительности. Страница 80, читаем: «некорректное отношение советских работников продотрядов к населению». Я бы сказал по-другому: это был явный геноцид, вооружённые отряды беспощадно отнимали у крестьян всё зерно, не оставив и семена. Из-за вероломства продотрядов и началась в стране гражданская война. Война с собственным народом велась 4 года, унёсшая миллионы лучших людей. Всё Закамье Татарстана поднялось на так называемое «вилочное восстание». У меня лежит рукопись новой книги об этом периоде Татарии, называется «Хлебная война».        

Читаем далее, страница 87: «недород 1920 года, неурожай 1921 года, отсюда падёж скота, эпидемия населения». Это, если сказать помягче, неправда. Бескрайние поля покрылись тогда пустырями — нечем было сеять. Не было семян. Отсюда наступил массовый голод, вплоть до людоедства. К сожалению, об этом в книге ни слова.

Далее, страница 96: «Коллективизация для того времени было прогрессивное явление». Фраза ненаучная. Идея колхоза неплохая, но её надо было осуществить по-человечески. Вон Израиль пошёл дальше, там до сих пор существуют коммуны. Но у нас провели коллективизацию насильно, путём репрессий, разорив крепкие хозяйства, раскулачив, уничтожив лучших крестьян. Я родился и жил в колхозе, работал за палочку-трудодень. Заработок — что украдёшь, это твоё. Это был самый бесправный крепостной строй. Но самое страшное — колхозы убили настоящего земледельца, загубили сельское хозяйство, почему страна вынужденно перешла на талоны, закупала хлеб у капиталистов. Правда, в книге есть и правильный вывод: «В ходе коллективизации нанесен удар по зажиточным хозяйствам, их тогда считали кулаками». Потому без всякого указа колхозы повсеместно и сразу развалились.

Ошибки коллективизации не исправлены до сих пор. По всей стране, от хозяйств-производителей до региональных центров, остро не хватает зернохранилищ. А они необходимы, чтобы создать стратегический запас и торговать хлебом только при выгодной ситуации. Во-вторых, за последние годы мы выращиваем рекордный урожай, экспортируем его, а массовой переработки зерна у нас в стране нет. Зерно, как сырьё продаем Турции, она торгует мукой, обогащается на нашем зерне.

Скан_20200815 (2)

То же самое с Победой в Великой Отечественной войне. Более 400 мужчин села Городище ушли на фронт, вернулись же всего 143 человека. Две трети погибли. Это разве Победа? Михаил Кутузов разгромил десятикратно превосходящую турецкую армию, положив в бою 5000 турков, а потеряв своих 500 воинов и вынудил Турцию заключить мир. Вот это были настоящие полководцы.

После Отечественной войны никто не гордился, как сегодня, большой победой. Хвастаться-то было нечем, страна в развалинах. Даже Сталин был вынужден молчать. Он тоже понимал, это не победа, если потери намного выше, чем у противника. И запрещал упоминать о победе, тем более праздновать. Потому до 1960-х годов военные раны не трогали. Праздную шумиху затеял Брежнев. С каждым годом мы стали всё громче кричать о небывалой победе, умалчивая о потерях.  

Сегодня нередко слышим, якобы кое-кто пытается пересмотреть историю. Не пересмотреть, а уточнить. Наконец, сказать всю правду о войне. Начнём с потерь. Сразу после войны Сталин назвал 7 миллионов погибших. Потом поправил на 10 миллионов. Долгое время в официозах существовало 20 миллионов. Потом, на закате КПСС, в правительстве решили уточнить и назвали 27 миллионов. Да и это не вся правда. По всем подсчётам, получается не менее 50 миллионов. Госстатистика не может назвать всю правду потому, что не отработана методика подсчёта. Как быть с пленными у фашистов, погибшими в дисбатах, советских концлагерях, осуждённых трибуналом, воевавших в партизанах, чужих армиях и прочими, прочими. Тут нельзя забывать главное — они же все были нашими гражданами.

Когда я работал над романом-трилогией «Вечная Волга», сделал ужасное открытие. В особо засекреченных марийских лесах — в военных лагерях Суслонгер и Сурок — были сосредоточены три Татарские запасные дивизии. В них погибли от голода и болезней 4500 призывников, так и не дошедших до фронта. Чудом прознав об этом, приехал маршал Ворошилов и расстрелял 40 офицеров-мародеров. Как их всех считать — погибшими на войне, или умершими на гражданке? Они просто нигде не числятся. А таких военных лагерей у СССР, готовящейся к войне, было около десятка.

Журналисты в один голос заявляют: фронтовики ничего не рассказывали о войне, мол, упорно молчали. Почему, спрашивается. Да они, бедняжки, не могли говорить правду — они боялись, потому что всю войну их преследовали особисты, за любое подозрительное слово, или неверный шаг они могли подвергаться аресту, расстрелу. В бой шли нередко слабо вооружёнными, а за спиной разлеглись смершевцы, вооруженные пулемётами. Если даже оглянешься ненароком — скосят меткой очередью.

Мне было 5 лет, когда отец вернулся с фронта. После германского и победив японца. Их, фронтовиков, приглашали земляки на «яшку», так называется у чуваш особо почтенное угощение. Я видел, как горели у них глаза, они, прошагав всю Европу, пылали светлыми идеями, грандиозными планами. До меня, может, не доходила главная суть их заявлений, но я понимал, что за границей люди живут богато, а мы бедно, надо сделать жизнь так же, как у них. Это были отчаянные, яростные декабристы, готовые враз и навсегда перевернуть мир, или хотя бы немного улучшить жизнь. Но ничего им сделать не дали. Всем заткнули рты. Одни спились и раньше времени загнулись, а особо ретивых посадили. Видимо, и мы поэтому молчали 75 лет.

Двое ученых и знатный строитель написали важное произведение, но создали его только через 75 лет после войны, когда остался в живых последний в селе фронтовик, 90-летний Алексей Гордеев. Почему молчали почти целый век? Почему не оценили вовремя, не отдали должное великим защитникам родины? Абсолютно нет никакого ответа. Печально, но этот поступок равносилен поклону вслед уходящему поезду: помните, мы вас любим! Вроде бы дело сделано. Но для кого и для чего? А написать было надо. Потому что мы все понимаем: следует поднапрячься ради воспитания патриотизма.

Если завтра война… Это волнует каждого. Будьте спокойны: Матросовы и Гастелло у нас есть. И Космодемьянские найдутся. Но вот вопрос — будут ли они воевать? Живя в семье, с болью в сердце экономя каждую копейку и видя, как страну нещадно обворовывают свои же, как бы россияне, вывозят богатства за рубеж… К тому же их, богатеньких, дети живут и учатся за границей. Если что, они будут воевать в составе тех армий — потенциальных наших противников. Вот ведь, как выражался Первый Президент России, какая загогулина!

И в заключение. Авторы написали книгу по-русски. Молодцы. Минтимер Шарипович Шаймиев мне однажды сказал: «Хорошо, Николай, что ты пишешь по-русски, и я понимаю». А теперь я бы предложил подготовить новое издание на чувашском языке. По каждой главе взять за основу научные цитаты из первых изданий, а проиллюстрировать их воспоминаниями селян о дедах, родителях, земляках. А авторам — Николаю Федоровичу, Иршату Ахметовичу и Анатолию Николаевичу, — огромная благодарность за их плодотворный труд во имя истории, культуры нашей республики.                                        

 

Председатель Союза чувашский писателей Татарстана, 
Заслуженный работник культуры Татарстана и России
Николай СОРОКИН

                           

Добавить комментарий

bn-of-rt bn-uslugi bn-ufms bn-anrussia bn-prch